Коррупция в СССР: методы борьбы, наказание

Методы борьбы с коррупцией в СССР

Коррупция в СССР: методы борьбы, наказание

Коррупционеры в России были всегда. От злоупотреблений граждан не отпугивала даже высшая мера наказания. В советском обществе, где все априори были равны, обязательно находился кто-то желающий выделиться.

И даже если власть демонстрировала политическую волю в стремлении искоренить взяточничество и поборы, коррупционеры начинали действовать как настоящая банда, покрывая друг друга, подкупая судей и следователей.

И пусть наказывали не всех, а самые громкие процессы были скорей показательными, периодически распутывались довольно хитрые коррупционные цепочки.

Самое страшное наказание для партийного коррупционера

После Сталина уровень советской коррупции увеличился кратно. Теперь коррупционеров уже не отправляли в лагеря, а максимум что им грозило – отлучение от кормушки. Сановные коррупционеры рисковали лишь снятием с поста или исключением из партии. И то в самых крайних случаях.

В таких тепличных условиях партийные номенклатурщики мало-помалу присвоили себе привилегию неприкасаемости, став практически неподсудными.

Доходило до того, что без отмашки сверху сотрудники правоохранительных органов не имели права возбуждать против преступников из руководящего звена уголовные дела.

Борьба с коррупцией в государстве регламентировалась исключительно партией, по причине чего логично приобрела признаки компанейщины. Страну разделили на сферы влияния по принципу распределения дефицитных товаров.

Именно в тот период и сформировался подход: «деньги есть, а купить нечего». В таком виде он и просуществовал до самой «шоковой терапии» правительства Гайдара, сменившись другим: «купить можно все, но нет денег».

Отсутствие наказания для коррупционеров наблюдалось до середины 60-х гг. Центральные власти, наоборот, использовали эту ситуацию в качестве инструмента для поддержания покорности. В любую минуту можно было инициировать антикоррупционное дело по отношению к отбившемуся от рук сатрапу. Таким образом дефицит превратился в способ заработка, а взяточничество и кумовство – в орудие лояльности.

Брежневские инициативы

Начавшиеся ближе к 1970-м громкие антикоррупционные процессы скорее напоминали уложенное в рамки закона отстранение неугодных и игру мускулами.

Подобным образом выглядело, например, «трикотажное дело» при Хрущеве, когда первый руководитель нацелился одним махом напугать всех советских теневиков.

В результате арестов, начавшихся в 1961-м, за решётку попали 700 человек, у которых при обыске изъяли миллиарды. 28 из задержанных приговорили к смертной казни, пятерых из которых в дальнейшем помиловали.

В тот же период прогремело громкое разоблачение московской группы во главе с Коршиловой, директором столичного универмага. Следователи огласили информацию о том, что за 5 лет ею было похищено госимущества на сумму более 2 млн руб.

Эта сумма считалась «расстрельной». Но покровительство небезызвестной министра Фурцевой избавило Коршилову от ответственности, а через короткое время коррупционерша уже возглавляла другой крупный московский магазин.

Меньше повезло двум её подельникам, которые были расстреляны.

Более решительное противодействие советским коррупционерам предпринял Брежнев. Он посчитал сложившуюся тенденцию опасной. Коррупция к тому моменту вышла на новый, республиканский уровень. Национальные партэлиты сплелись в наработанных коррупционных схемах с торгово-промышленными кругами настолько, что нарастала угроза образования отдельных политических объединений вплоть до распада Союза.

Схемы хищений республиканского масштаба

Когда повсеместно распространившаяся в азербайджанской республике коррупция стала угрожать столь ценимой союзной стабильности, во главе Азербайджана был поставлен генерал госбезопасности Алиев.

После массовой чистки кадров он снял с рабочих мест до 2000 чиновников, часть из которых арестовали. Такая картина на время придала прогнивающей партийной власти моральную привлекательность. При этом коррупционные масштабы в республике не сократились.

Произошла лишь смена элит и переход важнейших должностей с доступом к казне к другому клану.

Новое руководство наслаждалось жизнью пуще прежнего. Все продавалось и покупалось не только в Азербайджане.

В 1982-м на имя Генпрокурора СССР поступило заявление первого секретаря Хорезмского обкома партии Худайбергенова, в котором он признавался в даче им взятки в сумме 1,5 млн рублей первому секретарю компартии Узбекистана за обещанное присвоение звания Героя Соцтруда.

А замминистр внутренних дел Узбекистана Кахраманов так и не смог объяснить на допросе, как он, родившийся в 1940-м, стал обладателем медалей за участие в ВОВ и обороне Халхин-Гола. Но самым масштабным делом того разоблачительного периода стало «хлопковое».

Государству ежегодно «сдавались» более полумиллиона тонн несуществующего хлопка — можно только представить, сколько денег было украдено из госказны. На эти средства узбекская элита могла позволить себе сладкую жизнь, охотно делясь краденым со столичным начальством.

Местные партийщики, установив едва ли не феодальный режим, распоряжались крестьянами как собственностью. А милиция с прокуратурой были ручными. Местные руководители владели дорогими авто и богатыми особняками.

При этом сотни тысяч одних только жителей Ташкента прозябали в полуземлянках без канализации и водопровода. По результатам завершенного в 89-м расследования было возбуждено 800 дел по хищениям и взяткам, осуждено около 4 тыс. человек.

Но Каримов, ставший в 1991-м президентом Узбекистана, принял решение помиловать всех причастных к делу и отбывающих наказание в пределах республики.

Андропов и срок для зятя генсека

Пришедший к власти Андропов сосредоточился на борьбе с торговой мафией. Одного из первых за взятку арестовали директора первого Елисеевского гастронома. Несмотря на правдивые показания и содействие правоохранителям, ему присудили высшую меру. За этим арестом последовали тысячи других. Всего к ответственности привлекли около 15 тысяч человек из сферы торговли.

Но самый ощутимый общественный резонанс вызвали разоблачения ближайшего окружения первых руководителей. Геннадий Боровин, секретарь «дорогого Леонида Ильича», получил за злоупотребления 9 лет тюрьмы.

За ним, словно простой смертный, последовал Юрий Чурбанов – заместитель министра внутренних дел и по совместительству зять Брежнева.

С приходом к власти Горбачева государство приостановило чуткую борьбу с коррупцией, а позже и само свое существование.

Источник: https://feedup.ru/metody-borby-s-korruptsiej-v-sssr/

ТОП-5 самых громких коррупционных дел в СССР

Коррупция в СССР: методы борьбы, наказание

Взятки в СССР брали и давали всегда.
А еще работали «налево», занимались приписками. Говорят, при Сталине такого не было. Ан нет. А уж как расцвела теневая экономика после хрущевской «оттепели» и даже при Андропове, который с ней беспощадно боролся…

Стадион имени Сталина — предшественник «Санкт-Петербург арены»

Казнокрадство, мздоимство (получение взятки за законные действия) и лихоимство (за незаконные) — такими терминами оперировали в Российской империи. С приходом новой власти сменились разве что названия.

В первом послереволюционном уголовном кодексе РСФСР 1922 года уже говорилось о взятке. За нее можно было получить до пяти лет лишения свободы с конфискацией. Наказания с годами становились все суровее — вплоть до смертной казни, но коррупционеров это не останавливало.

Так, например, еще до войны в Москве хотели построить грандиозный стадион имени Сталина. На его возведение было выделено 20 миллионов рублей.

Но, по данным контролировавшего работы чекиста и профессионального строителя Нафталия Френкеля, по прямому назначению использовали меньше половины. Остальные средства растворились. Стройку остановили, прикрывшись начавшейся войной с Финляндией.

И, что удивительно, никого не осудили. История очень напоминает возведение в наши дни «Санкт-Петербург арены».

После смерти Сталина твердая карательная рука ослабла, и «воровство» разрасталось, приобретая все более массовый характер: рабочие потянули с заводов материалы, шоферы — бензин из ведомственных авто, крестьяне — корма для домашней живности. Теневая экономика СССР втягивала все больше людей и охватывала все больше сфер жизни.

«Азербайджанское дело»

1969 год. Глава КГБ Юрий Андропов добился смены первого секретаря ЦК Азербайджанской ССР Вели Ахундова. Его место занял председатель республиканского КГБ Гейдар Алиев. Начались массовые чистки в госаппарате.

Рассле­дования показали, что в республике процветала торговля должностями. Первым секретарем райкома партии можно было стать за 200 тысяч рублей, вторым — за 100 тысяч, министром — за 120–150 тысяч, ректором вуза — за 100–200 тысяч, начальником районного отделения милиции — за 50 тысяч, районным прокурором — за 30 тысяч рублей.

Вели Ахундов

«Икорное дело»

1979–1981 годы. Изначально прокуратура заинтересовалась двумя «рыботорговцами» — гендиректором фирмы «Океан» Фельдманом и директором сочинского магазина «Океан» Фишманом. Оба вывозили из страны большие суммы денег и за границей отправляли их на счета иностранных банков.

В ходе следствия ниточки быстро протянулись в министерство рыбного хозяйства СССР. И в итоге была разоблачена масштабная схема нелегального обогащения: черную икру на Запад вывозили в банках для селедки. Речь шла о миллионах рублей.

Это дело потянуло за собой цепочку других. В итоге в стране было уволено более 5000 чиновников, а около 1500 осуждены. Замминистра рыбного хозяйства Владимир Рытов, которого признали главным организатором черных схем, расстреляли. У него дома обнаружилось 300 тысяч рублей.

Его начальник, министр Александр Ишков, благодаря заступничеству генсека Брежнева избежал наказания и лишь ушел на пенсию.

Дело Щёлокова

1982–1984 годы. Николай Щёлоков возглавлял МВД СССР с 1968 года. Он был из команды Брежнева, дружил с ним еще с довоенных времен. Но стал фигурантом расследования вскоре после кончины генсека в 1982‑м. Уже в декабре Щёлокову пришлось уйти в отставку.

Начатая проверка деятельности милиции в предыдущие годы выявила массу нарушений. Летом 1983‑го его вывели из состава ЦК КПСС, в 1984‑м — лишили всех наград, кроме боевых и Героя Соцтруда. 13 декабря он застрелился.

Незадолго до того Щёлоков отправил генсеку Черненко записку, где уверял, что «не нарушал законности, не изменял линии партии, ничего у государства не брал».

У следователя Центральной контрольной комиссии Ивана Густова на этот счет было другое мнение.

По его словам, Щёлоков присвоил себе и «Мер­седесы», подаренные милиции правительством Германии к Олимпиаде‑80, и картины известных русских художников, антиквариат, и совершено бытовые вещи вроде детских кроваток. Кроме того, прислуга в доме Щёлоковых была зачислена в штат МВД, например, печи чистил «майор милиции».

Щёлоков с женой

Дело «Елисеевского магазина»

1982–1984 годы. Едва к власти в СССР пришел Юрий Андропов, КГБ, которое он до того возглавлял, занялось магазинами Внешпосылторга «Березка».

Задержали директора московской «Березки» Виктора Авилова и его жену, которая была замдиректора «Елисеевского» в Москве Юрия Соколова. Вскоре пришли и за ним. При обыске на даче у Соколова нашли 50 тысяч рублей.

Он пытался сотрудничать со следствием. На суде зачитал списки подельников, суммы взяток. Но ничего не помогло. Его расстреляли.

Однако расследование продолжалось. После показаний Соколова было возбуждено более ста уголовных дел против работников торговли, в том числе против начальника ГлавМосторга Николая Трегубова. Его приговорили к 15 годам лишения свободы.

«Хлопковое дело»

Пожалуй, самое крупное расследование советской коррупции. Им занимались 10 лет. Было возбуждено около 800 уголовных дел, осуждено 4000 взяточников разного уровня.

Это дело еще называют «узбекским», потому что велось оно в Узбекской ССР. С 1950‑х главным делом в республике было выращивание хлопка.

Но, по бумагам, его добывали столько, сколько физически было просто нереально получить. В ход шли взятки и приписки. И это стало основой расследования.

Его начали еще в середине 1970‑х, но основные разоблачения начались после смерти в 1983‑м главы респуб­лики Шарафа Рашидова.

При ЦК КПСС была создана спецгруппа для расследования «хлопкового дела». Ее возглавили Тельман Гдлян и Николай Иванов. Позже их самих обвинили в неэтичных методах работы.

По этому делу начальника ОБХСС УВД Бухарского облисполкома Ахата Музафарова, у которого обнаружили денег и ценностей на 1,5 миллиона рублей, приговорили к смертной казни, как и бывшего министра хлопкоочистительной промышленности Узбекистана Усманова, серьезные сроки получили высшие чиновники республики, а также зять Брежнева Юрий Чурбанов.

Юрий Чурбанов и Галина Брежнева«Спрут» по-советскиПо оценкам советского экономиста Татьяны Корягиной и директора НИИ Госплана Валерия Рутгейзера, • в 1960 году на долю теневой экономики приходилось 3,4 процента валового национального продукта, в 1988‑м — уже 20 процентов. В целом экономика выросла в 3,6 раз, теневая — в 14!

• в начале 1960‑х в теневой экономике участвовало 6 миллионов советских граждан, к концу 1980‑х уже 30 миллионов — 12 процентов населения страны.

Подготовила Елена Ожегова

Материал из выпуска №52 журнала «Ваш тайный советник», тема номера — «Люди и деньги».

Не забывайте делиться материалами в соцсетях, если они вам понравились :)

Источник: https://zen.yandex.ru/media/history1ru/top5-samyh-gromkih-korrupcionnyh-del-v-sssr-5d03e2387870cc07763deaa2

Бизнес
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: